Судебно-психиатрическая экспертиза в уголовном процессе

Важные материалы в статье на тему: "Судебно-психиатрическая экспертиза в уголовном процессе" с источниками и комментариями. Если в процессе прочтения возникли вопросы, вы всегда можете задать их дежурному специалисту.

Патологический аффект

Возникает в результате внезапной и интенсивной психической травмы, характеризуется последовательным развитием следующих фаз: подготовительной, фазы взрыва и заключительной.

В подготовительной фазе под влиянием психической травмы (обида, неожиданное оскорбление) происходит резкое нарастание аффективного напряжения с концентрацией всех мыслей на травмирующем моменте.

В фазе взрыва отмечается глубокое помрачение сознания (по типу сумеречного) с неистовым двигательным возбуждением.

Заключительная фаза характеризуется резким ослаблением психических и физических сил, последующим сном либо состоянием, близким к прострации. Воспоминания о происшедшем носят отрывочный характер, но чаще не сохраняются вообще.

Реакция короткого замыкания. Она возникает в результате длительно существующего интенсивного аффективного напряжения в форме тоски или отчаяния. На этом фоне внезапно возникает нарушение сознания (по типу сумеречного) с автоматизированными действиями или импульсивными поступками. Оканчивается либо сном, либо резким психофизическим истощением. Воспоминания об этом состоянии фрагментарны.

Патологическое просоночное состояние. Возникает при пробуждении от глубокого сна, сопровождаемого яркими и кошмарными сновидениями, и характеризуется обманами восприятия на фоне аффекта страха. Заканчивается сном.

Судебная психиатрия в уголовном процессе

Результаты судебно-психиатрической экспертизы в уголовном процессе являются очень серьезным и весомым доказательством и на предварительном следствии, и в суде. Заключение экспертов при проведении данного вида экспертизы в полной мере учитывается судом при назначении наказания, либо освобождении от него, поскольку судебно-психиатрическая экспертиза отражает прежде всего состояние здоровья подозреваемого, обвиняемого, подсудимого.

Судебно-психиатрическая экспертиза в уголовном процессе назначается для определения психического состояния обвиняемого или подозреваемого в случаях, когда имеются сомнения по поводу его вменяемости, либо способности к моменту рассмотрения дела отдавать отчет в своих действиях или руководить ими, а также для определения психического состояния свидетеля и потерпевшего, если требуется установить у них наличие способности адекватно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания. С помощью судебно-психиатрической экспертизы устанавливают также необходимость применения принудительных мер медицинского характера к лицам, совершившим общественно опасные деяния.

Порядок назначения и проведения судебно-психиатрической экспертизы регламентирован уголовно-процессуальным законодательством и специальной инструкцией о производстве судебно-психиатрической экспертизы. Судебно-психиатрическим экспертом может быть врач-психиатр, обладающий соответствующей квалификацией и специальными подготовкой и практикой. Судебно-психиатрическая экспертиза осуществляется экспертами-психиатрами медицинских учреждений или психиатрами, назначенными лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или судом. Для проведения судебно-психиатрических экспертиз при психоневрологических учреждениях организуются судебно-психиатрические экспертные комиссии (СПЭК).

Врачи-психиатры, проводящие судебно психиатрические экспертизы, имеют право знакомиться со всеми материалами уголовного дела, относящимися к предмету экспертизы, ходатайствовать о предоставлении им дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, присутствовать при производстве допросов и других следственных действий и задавать допрашиваемым вопросы, относящиеся к предмету экспертизы.

Основания для выбора вида судебно-психиатрической экспертизы в уголовном процессе.

Согласно процессуальному законодательству, экспертиза назначается в случаях, когда при производстве по уголовному или гражданскому делу требуются специальные познания в науке, технике, искусстве или ремесле. Возникающая в ходе судопроизводства потребность в психиатрических познаниях служит фактическим основанием для назначения СПЭ. Необходимость использования наряду с психиатрическими также смежных с ними научных познаний является основанием для комплексных экспертиз (психолого-психиатрических, сексолого-психиатрических).

Впервые по делу целесообразно назначать амбулаторную СПЭ. Стационарные экспертные исследования необходимы по сути лишь тогда, когда эксперты лично убедились, что амбулаторных исследований для дачи ответа на поставленные вопросы недостаточно. Первичная стационарная экспертиза в принципе возможна, но необходимость в ней должна быть вызвана действительно вескими причинами и основательно мотивирована в постановлении о ее назначении.

Судебно-психиатрическая экспертиза, как правило, проводится комиссией, состоящей из 3 экспертов (допускается проведение экспертизы двумя или даже одним специалистом). Более 3 экспертов включается в состав комиссии в особо сложных и ответственных случаях, что может быть сделано как по инициативе экспертного учреждения, так и по предписанию органа, назначающего персональный состав экспертов. Производство комиссионной экспертизы регламентируется ст. 200 УПК РФ.

Один из членов экспертной комиссии является ее председателем, один — врачом-докладчиком, который непосредственно изучает представленную документацию, проводит обследование подэкспертного и составляет проект заключения, а в случае стационарной экспертизы осуществляет его курацию с ведением истории болезни. Все члены комиссии подписывают заключение или акт судебно-психиатрической экспертизы и несут за него равную ответственность. Если между членами комиссии нет единогласия, один из них письменно излагает свое мнение. Оно составляется по тем же правилам, что и комиссионное заключение, и прилагается к последнему.

Виды судебно-психиатрической экспертизы:

1) экспертиза в кабинете следователя;

2) амбулаторная экспертиза;

3) стационарная экспертиза;

4) экспертиза в судебном заседании;

5) заочная, в том числе посмертная экспертиза.

Экспертиза в кабинете следователя проводится сравнительно редко. Чаще речь идет не об экспертизе, а об обследовании, которое носит характер консультации, так как обычно заключается в однократном осмотре обследуемых одним врачом-психиатром. Врач-психиатр в этих случаях решает вопросы: о психическом состоянии лица в настоящее время; о необходимости проведения ему экспертизы определенного вида; о возможности подвергать обследуемого по состоянию психического здоровья допросам и проводить очные ставки с его участием и т. п.

Амбулаторная экспертиза проводится в психиатрических стационарах, в диспансерах, в помещении медицинской службы следственных изоляторов. Назначается она:

1) в отношении подозреваемых, обвиняемых, совершивших правонарушение в состоянии алкогольного опьянения;

2) в случаях временных расстройств психической деятельности;

[2]

3) во многих случаях нерезко выраженных психических расстройств (остаточные явления после травмы черепа, перенесенных инфекций и т. д.), либо, наоборот, при ярко выраженных расстройствах психической деятельности.

Стационарная экспертиза. Это наиболее совершенный вид экспертизы, поэтому к ней следует прибегать во всех случаях, когда возникают трудности в распознавании болезни и определении ее тяжести:

[3]

1) начальные этапы и стертые формы психических заболеваний, пограничные состояния;

Читайте так же:  Обжалование постановления гит на должностное лицо по сизам практика

2) обследуемые нуждаются в проведении специальных лабораторных исследований;

3) симуляция и диссимуляция заболеваний;

4) повторные экспертизы.

Направление на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу лица, не находящегося под стражей, может быть осуществлено только по решению суда или с санкции прокурора (ст. 188 УПК РСФСР). Срок стационарной экспертизы в соответствии с упомянутой в начале раздела Инструкцией о производстве судебно-психиатрической экспертизы не должен превышать 30 дней. Однако, если указанный срок наблюдения оказывается недостаточным для ответа на поставленные вопросы, проводится комиссионное освидетельствование лица и составляется акт судебно-психиатрической экспертизы о необходимости продления наблюдения. Акт направляется назначившему экспертизу органу для принятия соответствующего решения.

Экспертиза в судебном заседании назначается:

1) обвиняемым, которые ранее не подвергались экспертному освидетельствованию, но вызвали сомнение в психической полноценности только в процессе судебного рассмотрения. Эксперт в данном случае сообщает суду о целесообразности назначения амбулаторной или стационарной экспертизы;

2) обвиняемым, в отношении которых вопрос о вменяемости решен не был;

3) обвиняемым, в отношении которых в стадии предварительного следствия уже было дано заключение. Вызов экспертов в данном случае может быть обусловлен необходимостью разъяснения тех или иных положений экспертного заключения, сообщением неизвестных экспертам данных, которые, по мнению суда, могут иметь значение, изменением психического состояния и поведения обвиняемого, сомнением суда в правильности заключения;

4) при выборе мер медицинского характера в отношении невменяемых.

Заочная экспертиза проводится только по материалам дела, если невозможно непосредственное обследование обвиняемого, или после смерти лица, когда необходимо выяснить его психическое состояние в тот или иной период его жизни. Такая посмертная экспертиза проводится, например, в гражданском процессе, когда возникает сомнение в психической полноценности лица в момент составления им дарственного акта или завещания.

33. Оценка заключения (акта) судебно-психиатрической экспертизы судом. Определение суда о признании обвиняемого вменяемым или невменяемым и назначении мер медицинского характера в отношении невменяемого или «ограниченно вменяемого».

Заключение экспертов-психиатров является одним из доказательств по уголовному и гражданскому делу. Отнесение экспертного заключения к числу доказательств по делу обусловливает требования, которые предъявляет к нему процессуальный закон. В ЭЗ выделяют обычно три части: вводную, исследовательскую и заключительную.

Заключение экспертов-психиатров, как и всякое доказательство, подлежит оценке дознавателем, следователем, прокурором, судом. При оценке ЭЗ анализируется его внутренняя структура, а также соответствие его выводов другим доказательствам, собранным по делу. Оценивая ЭЗ, следователь (суд) обязан:

— проверить соблюдение процессуально-правового порядка подготовки, назначения и проведения экспертизы;

— проверить, достаточна ли научная квалификация экспертов для ответа на поставленные вопросы, и не вышли ли эксперты за пределы своих специальных познаний;

— убедиться в полноте экспертных исследований и ЭЗ;

— оценить научную обоснованность методов экспертного исследования и экспертных выводов;

— оценить содержащиеся в заключении доказательства с т.з. их относимости, допустимости и места в системе других доказательств.

Оценив ЭЗ, следователь (суд) либо признает его выводы полными и достоверными, а установленные экспертами доказательства кладет в основу принимаемых решений, либо назначает новую экспертизу.

В случае, когда в деле имеется несколько ЭЗ, содержащих различные выводы по одним и тем же вопросам, следователю, прокурору, суду следует дать оценку каждому из них в совокупности с другими доказательствами. Суд в приговоре или ином решении должен привести мотивы, по которым он согласился с одним из заключений и отверг другое.

В ряде случаев оценить ЭЗ, а также устранить возникающие в ходе его оценки сомнения помогает допрос эксперта. С помощью допроса можно дополнить ЭЗ при условии, что это не потребует от эксперта дополнительных исследований. Допрос эксперта должен ограничиться предметом экспертного исследования.

Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

Тема 1. Судебно-психиатрическая экспертиза в уголовном процессе

Утвержден

“___” ________ 2001 г., пр. №___

ПРАКТИКУМ ПО СУДЕБНОЙ ПСИХИАТРИИ

(специальность – 021100 Юриспруденция)

Кафедра правоохранительной деятельности

кандидат медицинских наук, доцент В. А. Козлов

Под общей редакцией

заслуженного юриста РФ, почетного работника высшего профессионального образования, кандидата юридических наук, заведующего кафедрой, профессора Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов Ю. А. Лукичева

Введение

Настоящий практикум составлен в соответствии с программой учебной дисциплины “Судебная психиатрия” и предназначен для студентов юридического факультета Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов.

Главная задача практикума заключается в формировании у студентов правильного понимания основных положений судебной психиатрии и в приобретении практических навыков по применению полученных знаний в своей профессиональной деятельности.

В практикум включены задачи по основным разделам дисциплины “Судебная психиатрия”. Изучаемые темы составлены по единой логической схеме с обязательным формулированием целевой установки занятия. Для лучшего усвоения учебной дисциплины в практикум включены рекомендации студентам для самоподготовки и краткая информация по основным темам судебной психиатрии.

Задачи и схемы, включенные в практикум, заимствованы из отечественных опубликованных источников.[1]

Общие методические положения

Цель учебного пособия — помочь студентам приобрести практические навыки в области судебной психиатрии. В своей профессиональной деятельности юристам придется назначать судебно-психиатрические экспертизы, формулировать вопросы, знать, какой перечень медицинских и других документов необходимо представлять психиатрам, как оценивать результаты проведенных исследований.

В практикум включены пять тем по судебной психиатрии, посвященных вопросам невменяемости и недееспособности, особенностям симулятивного поведения правонарушителей и порядку назначения принудительных мер медицинского характера. К каждому занятию предложены задачи.

Исходя из уровня практических и теоретических знаний студентов, преподаватель имеет возможность подобрать каждому наиболее подходящие по сложности учебные задания. Подготовка к практическому выполнению учебного задания включает обязательное изучение специальной литературы, лекционного материала и методических рекомендаций по дисциплине, самопроверку степени усвоения теоретических знаний с помощью контрольных вопросов.

Под руководством преподавателя студенты с юридических позиций решают вопросы изучаемой темы по конкретным уголовным ситуациям учебных задач. При этом особое внимание студентов обращается на их умение написать и правильно оформить текст постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы с полным перечнем вопросов, которые необходимо решить в рамках учебного задания; какие документы и материалы уголовных дел необходимо собрать и представить психиатрам для проведения экспертизы.

Читайте так же:  Закон о перечне рецептурный

Эффективному решению этих и других учебных задач призваны способствовать приводимые в практикуме извлечения из нормативных документов, инструкция о производстве судебно-психиатрической экспертизы и другие материалы.

Тема 1. Судебно-психиатрическая экспертиза в уголовном процессе

Видео (кликните для воспроизведения).

Целевая установка: изучить признаки невменяемости и особенности ее установления у больных шизофренией и эпилепсией.

Прочтите задачи 1–2. Оцените основные симптомы, свидетельствующие о психических расстройствах. Определите медицинский и юридический критерии невменяемости. Напишите текст постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы. Составьте перечень медицинских и других документов, необходимых для проведения экспертизы. Определите вид принудительного медицинского лечения правонарушителям.

Задача 1. Обследуемый А. привлечен к ответственности за попытку 21 декабря 2000 г. убить своего приятеля.

А. родился в семье рабочего, наследственность психическими заболеваниями не отягощена. В детстве ничем не болел, успешно учился в школе. По окончании 8 классов оставил школу в связи с тяжелыми материальными условиями. Работал на вагоностроительном заводе слесарем. По характеру был живым, общительным, веселым, всегда охотно помогал своим товарищам по цеху. В возрасте 22 лет поведение А. изменилось. Сделался раздражительным, вспыльчивым, обидчивым. В ответ на замечания окружающих то начинал плакать, то становился злобным, грубым. Во время ссор всегда волновался, при этом чувствовал, что горло сжимается, к нему “что-то подкатывается и появляется физическая слабость”.

А. часто задумывался о причине наступивших с ним изменений и пришел к выводу, что это результат его “бытовой неустроенности”. Обратился в районную поликлинику, так как плохо спал по ночам. Был поставлен диагноз: психастения. Продолжал работать, самочувствие не улучшалось. Временами думал, что люди изменили к нему отношение, однако в чем это выражалось, определить не мог. Со своим приятелем Г. до последнего времени поддерживал дружеские отношения.

В день правонарушения (через 3 года после появления психических расстройств) А. вышел рано утром во двор, собираясь идти на работу, и увидел Г., который также шел на завод на работу. Внезапно пришла мысль убить Г.

А. быстро зарядил охотничье ружье и, когда Г. приблизился к калитке дома, выстрелил в него. После этого бежать не пытался, сопротивления не оказывал, сидел на скамейке, повторяя: “Что я наделал!”.

При обследовании первичной амбулаторной судебно-психиатрической комиссией, куда он был направлен в связи с “непонятным мотивом” совершенного деяния, А. был тосклив, не мог объяснить совершенный поступок, расспрашивал о состоянии потерпевшего, плакал, волновался по поводу своего будущего. Заключение о психическом состоянии А. не вынесено, и он был направлен на стационарное обследование в Стационарную межрайонную экспертизу.

В соматическом и неврологическом состоянии отклонений от нормы не отмечено. При беседе с врачом А. был тосклив, на глазах появлялись слезы, говорил, что ему неприятно находиться с преступниками, хотя он понимает, что и сам ничем не отличается от них. Поведение А. в отделении не всегда было одинаковым. Тоскливо-подавленное настроение сменялось раздражительностью, грубостью, иногда самые нейтральные вопросы окружающих неожиданно вызывали у А. злобное недовольство, он требовал немедленной выписки. Часто становился повышенно обидчивым, плаксивым и по-разному пытался объяснить слезы: ссылался то на длительное пребывание в стационаре, то на головные боли.

Примерно через 2 месяца (первая стационарная экспертная комиссия не вынесла окончательного заключения о психическом состоянии обследуемого) при беседе с врачом А. начал говорить о том, что сейчас у него начало появляться в голове “много мыслей”, и не только о своей судьбе, но и о жизни вообще, о том, как протекает жизнь, что было раньше и что произойдет в дальнейшем. Иногда неопределенно говорил, что люди кажутся ему изменившимися, что на него смотрят подозрительно, обсуждают его поступки, однако свои высказывания не развивал. Припоминая поведение некоторых людей на работе, высказывал предположение, что в отношении него что-то “замышлялось”. Такие заявления обследуемого были нестойкими, он не фиксировал на них внимание и сам отмечал, что, может быть, все это ему казалось.

Заключение. У А. определяется шизофренический процесс: в отношении совершенного деяния невменяем. А. помещен в общую психоневрологическую больницу на принудительное лечение. По данным катамнеза, у А. через полгода развились стойкие идеи преследования, галлюцинаторные явления, расстройства мышления в форме резонерства.

Задача 2. Обследуемый Д, 40 лет, электромонтажник, обвиняется в убийстве тещи и тестя и нанесении умышленного тяжелого вреда здоровью жены.

С 11 лет Д. страдает большими судорожными припадками, возникавшими ежемесячно, иногда по несколько раз в день. За 4 и 3 года до совершения правонарушения Д. помещали в психиатрическую больницу в связи с неправильным поведением после припадков: бесцельно бегал, пытался совершить половой акт с коровой, говорил, что пища отравлена, что правление колхоза собралось, чтобы его отравить, залезал на крышу, кричал: “Спасайте!” Указанные состояния врачи расценивали как сумеречные. Последние два года Д. злоупотреблял алкоголем; стал более раздражительным, возбудимым. В состоянии опьянения бывал особенно придирчивым и назойливым, в связи с чем родственники его связывали. В последующем о своем поведении не помнил.

В день правонарушения, 8 марта 2000 г., около 9 часов утра, выпил 200 граммов вина, работал по хозяйству. В 14 часов за обедом выпил еще 100 граммов водки, некоторое время спокойно разговаривал, затем вдруг помрачнел, начал придираться к жене. После замечания тещи о его пьянстве бросил в нее тарелку, начал браниться, разорвал платье на жене. Родственники его связали и уложили в летней кухне. Он успокоился и уснул. Около 17 часов Д. самостоятельно развязал опутывавшие его веревки, порезал ножом перину и подушку. Вскоре в кухню вошла жена. Неожиданно Д. молча нанес ей 2 удара ножом в спину и шею и выбежал вслед за ней из кухни. На улице подбежал к теще, несколько раз ударил ее ножом, та упала. На подбежавшего к нему соседа Д. тоже замахнулся ножом: “вид у него был страшный”.

Читайте так же:  Документы по защите прав потребителей

На обращение к нему и попытку успокоить Д. не реагировал. Соседу удалось отобрать у него нож. Тогда Д. побежал домой, схватил в летней кухне другой нож и быстрыми шагами направился в соседний дом. Здесь спросил, где его жена, и опять выбежал на улицу. Там подбежал к лежавшей на земле раненой теще и, несмотря на ее мольбы не убивать ее, нанес еще несколько ударов ножом. Оказавшегося рядом тестя также ударил несколько раз ножом в грудь и живот, а когда тот упал, перевернул его вверх лицом и перерезал ему шею. Затем, сидя верхом на трупе, продолжал наносить ему удары. Д. едва оторвали от убитого и отобрали нож. Д. вернулся к себе во двор, лег вниз лицом на кучу мусора и уснул. После приезда участкового инспектора Д. через 50 минут растолкали и назвали по имени. Он вскочил и бросился на инспектора. Взгляд у Д. был блуждающий, его связали. По пути в отделение милиции Д. молчал. В отделении милиции “как-то дико и удивленно смотрел”, не понимал, где он находится. На расспросы отвечал: “Я ничего не знаю”. О случившемся не помнил.

Развитие у Д. возбуждения через некоторое время после приема алкоголя и в связи с внешним поводом (неприятное замечание), участие психогенных моментов (направленность агрессии в основном против “обидчиков” на втором этапе возбуждения — после сна) затрудняют квалификацию его психического состояния. Однако указанные моменты не противоречат картине спровоцированного приемом алкоголя сумеречного помрачнения сознания с нарушением ориентировки и осмысления обстановки, автоматизированными действиями с бессмысленно-жестокой агрессией. Последующий глубокий сон, сменившийся оглушенностью, амнезия содеянного также подтверждают сумеречное помрачнение сознания у Д.

Заключение. Д. страдает эпилепсией. Противоправные действия были совершены в состоянии сумеречного помрачения сознания; невменяем.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Судебно-психиатрическая экспертиза в уголовном и гражданском праве

Судебно-психиатрическая экспертиза в уголовном праве включает в себя экспертизу участников уголовного процесса (обвиняемых, подсудимых, свидетелей, потерпевших) и осужденных. Ключевыми понятиями СПЭ в уголовном процессе является вменяемость и невменяемость.

Невменяемость (ст. 21 УК РФ) – это состояние, во время которого лицо «не может осознавать фактический характер своих действий (бездействия) либо руководить ими». Оно развивается в силу наличия психического расстройства – хронического, временного, слабоумия или иного болезненного состояния психики. Принято говорить о медицинском критерии невменяемости (собственно, наличие психического расстройства, формы которого оговорены в ст. 21 УК РФ), и юридическом (психологическом) критерии невменяемости – способности осознавать (интеллектуальный признак) фактический характер своих действий и руководить (волевой признак) ими. Таким образом, чтобы быть признанным невменяемым, лицо должно на момент совершения правонарушения страдать психическим расстройством, которое лишало бы его способности либо осознавать фактический характер своих действий, либо – руководить ими (или и то, и другое вместе).

Статья 22 УК РФ (Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости) обычно обозначается как «ограниченная вменяемость», хотя и не совсем соответствует этой юридической норме, известной в зарубежном законодательстве. Главной в ней является часть 2, позволяющая назначать принудительные меры медицинского характера в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, и фактически признающая психическое расстройство смягчающим вину обстоятельством. Статья 22 УК РФ появилась в 1997 году. Она применяется экспертами не так уж часто и ее критерии в настоящий день разрабатываются психиатрами-экспертами применительно к различным состояниям .

При назначении СПЭ необходимо поставить перед экспертами вопросы о вменяемости (невменяемости) подэкспертного. Надо спросить, страдает ли он (она) каким-либо психическим расстройством, и если да, то каким именно вообще (хроническое психическое расстройство и слабоумие) и страдал (страдала) ли в период совершения правонарушения (временное психическое расстройство), или обнаруживал иное болезненное состояние психики, лишавшее его возможности (способности) осознавать (для ст. 22 УК РФ – в полной мере осознавать) фактический характер своих действий (бездействия) или руководить ими.

В рамках СПЭ в уголовном процессе может решаться вопрос о способности обвиняемого (свидетеля, потерпевшего) участвовать в судебно-следственных действиях, в частности – давать показания. Этот вопрос обусловлен тем, что психическое расстройство может возникнуть и у подэкспертного, совершившего правонарушение в состоянии вменяемости, и иметься у потерпевшего либо свидетеля, искажая их показания. Ст. 81 УК РФ также позволяет освободить от наказания лиц, заболевших после совершения правонарушения или после вынесения приговора.

Поэтому экспертам может быть поставлен вопрос, способен ли подэкспертный правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания (если у него выявлено психическое расстройство). В рамках комплексной психолого-психиатрической экспертизы круг вопросов может быть расширен. Можно выяснить, нет ли у свидетеля (потерпевшего) склонности к фантазированию (особенно, если речь идет о несовершеннолетних), мог ли потерпевший правильно понимать характер и значение совершаемых в отношении него противоправных действий, мог ли потерпевший оказывать сопротивление, могло ли его состояние соответствовать критериям беспомощного состояния и т.д.

В отношении несовершеннолетних может решаться вопрос о соответствии психического развития возрасту (ст. 20 ч. 3). В данном случае вопрос экспертам лучше формулировать следующим образом: «Имеется ли у несовершеннолетнего … отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством, в силу которого он во время совершения правонарушения не мог в полной мере осознавать фактический характер своих действий (бездействия) либо руководить ими?».

Лицам, признанным невменяемыми, либо в отношении которых применены ст. 22 или ст. 81 УК РФ могут быть назначены принудительные меры медицинского характера (статьи 97-104 УК РФ). Назначает их суд, руководствуясь рекомендациями экспертов. Перед экспертами необходимо поставить вопрос, нуждается ли подэкспертный в применении принудительных мер медицинского характера, и если да, то каких именно .

Читайте так же:  Журнал регистрации противопожарного инструктажа на рабочем месте образец бланк

В ряде случаев (довольно редко) в уголовном праве используется заочная (посмертная) экспертиза. Как правило, она назначается по делам, где предполагается самоубийство, либо в отношении лиц (потерпевших) сообщивших следствию важные сведения непосредственно перед смертью.

Судебно-психиатрическая экспертиза в гражданском праве. В последние годы отмечается рост числа СПЭ по гражданским делам. Ключевыми понятиями СПЭ в гражданском процессе являются дееспособность (ст. 21 ГК РФ) и недееспособность (ст. 29 ГК РФ).

Недееспособность – это неспособность гражданина вследствие психического расстройства «понимать значение своих действий или руководить ими». Как и в случае невменяемости здесь присутствуют медицинский (психическое расстройство) и юридический критерии.

Вопрос о недееспособности возникает в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами, с целью установления над ними опеки, в ходе рассмотрения дел о признании сделки недействительной, при признании недействительным брака и в ходе ряда бракоразводных процессов. В то же время спектр дел, по которым может быть назначена СПЭ в гражданском процессе, весьма широк. Это и иски к врачам-психиатрам и психиатрическим учреждениям (например, о незаконности помещения в психиатрический стационар ), и вопросы, связанные с ограничением родительских прав, и спор об ограничении способности выполнять определенный род деятельности.

В зависимости от ситуации формулируются соответствующие вопросы экспертам.

В России население обладает, к сожалению, очень низким уровнем юридической грамотности. В связи с этим на плечи юристов ложится высокая ответственность по защите прав граждан. Поскольку судебно-психиатрическая экспертиза требует специальных познаний в области психиатрии, ее осуществляют врачи-психиатры. Назначение СПЭ – часть работы юриста. И хотя существует ряд случаев, в которых обязательность назначения СПЭ диктуется законом (например, при лишении гражданина дееспособности), или когда необходимость СПЭ не вызывает сомнений (крайне жестокое преступление, преступление совершено лицом, страдающим хроническим психическим расстройством), во многих случаях СПЭ назначается по субъективным причинам. Для того, чтобы выносить обоснованные решения о назначении СПЭ, юристы должны знать основы психопатологии.

Автор странички: Нурисламов С.В., врач психиатр, нарколог, психотерапевт, психолог, философ, писатель

Список литературы
Башина В. М. Ранняя детская шизофрения, М., 1989,
Личко А. Е. Шизофрения у подростков, Л.,1989;
Пантелеева Г.П., Цуцульковская М.Я. и Беляев Б.С. Гебоидная шизофрения, М., 1986;
Руководство по психиатрии, под редакцией Г. В. Морозова, т. 1, с. 420, М, 1988,
Смулевич А.Б. Малопрогредиентная шизофрения и пограничные состояния, М., 1987;
Течение и исходы шизофрении в позднем возрасте, под редакцией Э. Я. Штернберга, М., 1981;
Шизофрения. Мультидисциплинарное исследование, под редакцией А.В. Снежневского, М., 1972.
Бабаян Э. А. и Гоиопольский М. X. Наркология, М., 1987;
Руководство по психиатрии, под редакцией. Г. В. Морозова, т. 2, с 169, М., 1988;
Руководство по психиатрии, под ред. А. В. Снежневского, т.2, с. 328, М., 1983;
Пятницкая И. Н. Клиническая наркология, Л., 1975, библиогр.
Библиогр Бабаян Э А. и Гонопольскнй М. X. Учебное пособие по наркологии, с. 165,М.,1981;
Вальдман А. В., Бабаян Э. А. и Звартау Э. Э. Психофармакологические и медикоправовые аспекты токсикомании, М-, 1988,
Пятницкая И. Н. Клиническая наркологи*, Л., 1975.

Тема 17. Судебно-психиатрическая экспертиза в уголовном и гражданском процессах

Основной проблемой судебной психиатрии является проблема невменяемости и недееспособности. В практике современной судебной психиатрии теоретические аспекты вменяемости – невменяемости и дееспособности – недееспособности составляют основу медицинской деятельности судебно-психиатрической экспертизы в уголовном и гражданском процессе.

Понятие невменяемости и ее процессуальное решение

В уголовном процессе чаще всего возникает необходимость освидетельствования обвиняемых. Психиатры, обследовав обвиняемого, должны дать судебно-следственным органам заключение о его психическом состоянии в период совершения правонарушения и высказать свое мнение по вопросу вменяемости.

Основной предпосылкой вины правонарушителя является вменяемость, т.е. способность лица правильно понимать сущность совершенного деяния, осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Невменяемость имеет место тогда, когда не соблюдены указанные выше условия при том или ином болезненном состоянии психической деятельности.

Невменяемость – юридическое понятие, отражающее болезненное психическое состояние лица во время совершения противоправных деяний, не позволяющее поставить это ему в вину.

Современное законодательство в так называемой формуле невменяемости дает определение и критерии невменяемости. «Формула невменяемости» представлена в ч.1 ст. 21 УК РФ: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики». К такому лицу в соответствии с ч.2 ст. 21 УК РФ могут быть применены принудительные меры медицинского характера. В ст. 22 УК РФ, кроме того, предусмотрена уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

Формула невменяемости содержит два критерия: медицинский и юридический, которые выступают в своем единстве и определяют невменяемость лица.

Медицинский критерий включает в себя перечень психической патологии. Он сформулирован таким образом, что охватывает все известные формы психических заболеваний, патологических состояний, личностных аномалий и состоит из четырех обобщающих признаков: хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия и иного болезненного состояния психики.

Понятие «хроническое психическое расстройство» (первый признак) объединяет психические заболевания, протекающие длительно, имеющие тенденцию к постепенному усложнению и прогрессированию психической патологии (например, шизофрения, эпилепсия, маниакально-депрессивный психоз и др.).

Временное психическое расстройство (второй признак) подразумевает острое кратковременное расстройство у психически здоровых лиц, оканчивающееся полным выздоровлением (патологическое опьянение, патологический аффект, психозы с помрачением сознания и т.д.).

Понятие «слабоумие» (третий признак) объединяет все психические заболевания, которые протекают с нарушением интеллекта как врожденного, так и приобретенного характера.

Четвертым признаком медицинского критерия является понятие «иное болезненное состояние психики», которое не имеет процессуальной основы. К такой аномалии психики относят психопатии, неврозы. Иногда в эту группу попадают некоторые формы врожденной немоглухоты, что не позволяет больному адекватно оценить окружающую обстановку.

Читайте так же:  Заключение договора – гражданское право (ч. 2 обязательственное право)

Для решения вопроса о вменяемости или невменяемости недостаточно одного медицинского критерия. Медицинский критерий указывает лишь на необходимость распознать заболевание, установить психиатрический диагноз. Многие психические болезни вызывают различные по выраженности душевные расстройства – от легких, не изменяющих социальную адаптацию, до тяжелых, выключающих больного из социальной жизни. Поэтому ведущим критерием, определяющим глубину психических расстройств, является юридический критерий.

Юридический критерий невменяемости ст. 21 УК РФ формулируется так: «лицо… не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими». Он состоит из двух признаков: интеллектуального (невозможность критически отдавать отчет в своих действиях) и волевого (невозможность руководить ими). Наличие двух указанных признаков юридического критерия позволяет анализировать различные стороны психической деятельности испытуемого – его мыслительную, эмоционально-волевую, интеллектуальную функции.

[1]

Современные психологи понимают под критичностью одно из свойств ума, определяющееся как осознанный контроль за выполнением деятельности.

Из положения о невозможности понимания субъектом сущности своих действий, неспособности к их контролю, т.е. утраты критичности, вытекает, что интеллектуальный критерий как бы перекрывает волевой. Наличие этого признака свидетельствует о нарушении способности руководить своими действиями и, соответственно, указывает на невменяемость.

Однако в практике встречаются случаи, когда у личности сохраняется формальная способность оценить ситуацию, но снижается (утрачивается) возможность удержаться от поступка – руководить своими действиями. В юридическом критерии в таких случаях превалирует волевой признак (недостаточность). Именно сочетание интеллектуального и волевого признаков позволяет обосновать невменяемость лица, совершившего правонарушение.

Таким образом, в процессе экспертной диагностики психических расстройств у подозреваемых, обвиняемых и подсудимых психиатр должен оценить их клиническую выраженность, фазу процесса, время возникновения, возможный исход заболевания. На заключительном ее этапе судебный психиатр обязан вынести экспертное решение о наличии и сопоставлении медицинского и юридического критериев. Обязательным условием невменяемости является совпадение медицинского и юридического критериев.

Необходимо помнить, что хотя невменяемость – юридическое понятие, но оно позволяет с помощью судебных психиатров отграничить преступление психически здорового от правонарушения психически больного человека.

Понятие недееспособности и ее процессуальное решение

В гражданском процессе часто встречается необходимость решения проблемы дееспособности – недееспособности. Определение недееспособности направлено на защиту прав и интересов психически здоровых и психически больных людей.

Центральным вопросом гражданского законодательства является вопрос о правоспособности. В ст. 17 Гражданского кодекса РФ правоспособность граждан рассматривается как их способность иметь гражданские права и нести обязанности. Она признается в равной мере за всеми гражданами, возникает в момент рождения и сохраняется на протяжении всей жизни. Содержание правоспособности регламентировано ст. 18 ГК РФ.

Понятие правоспособности тесно связано с сущностью дееспособности, под которой закон понимает способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (ст. 21 ГК РФ). Закон признает за гражданином дееспособность с наступлением совершеннолетия, т. е. по достижении восемнадцатилетнего возраста или со времени вступления в брак до достижения восемнадцати лет. Закон исходит из того, что именно с этого возраста человек достигает психической зрелости, которая обеспечивает ему способность понимать значение своих действий и руководить ими. В то же время наличие психического расстройства может указывать на отсутствие дееспособности.

Критерии недееспособности, которыми руководствуется суд и применительно к которым должны давать заключение эксперты-психиатры, сформулированы в ст. 29 ГК РФ. Согласно положениям этой статьи, гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным.

Недееспособность включает в себя два критерия: медицинский (психическое расстройство) и юридический (неспособность понимать значение своих действий или руководить ими). Для признания гражданина недееспособным также необходимо совпадение медицинского и юридического критериев.

Признание гражданина недееспособным – исключительная прерогатива суда в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. В то же время в случае выздоровления или значительного улучшения психического состояния лица, признанного недееспособным, суд на основании заключения психиатров признает такого гражданина дееспособным и может отменить ранее установленное опекунство.

Отечественное законодательство допускает возможность ограничения дееспособности в области имущественных сделок и распоряжений для граждан, склонных к злоупотреблению спиртными напитками или наркотическими средствами и ставящих в связи с этим свою семью в тяжелое материальное положение (ст. 30 ГК РФ). Таким лицам в соответствии с медицинским заключением психиатра-нарколога и на основании решения суда назначается попечитель.

Таким образом, вопросы невменяемости и недееспособности составляют основную проблему судебной психиатрии. От знания и умения юристов на практике решать эту проблему зависит правильность их действий при направлении подозреваемых и других лиц на судебно-психиатрическую экспертизу.

1. Медицинский и юридический критерии невменяемости.

2. Судебно-психиатрическая оценка лиц, у которых психическое заболевание развилось после совершения преступления, но до вынесения приговора.

3. Особенности психиатрического освидетельствования осужденных.

4. Определение понятий «правоспособность», «дееспособность», «недееспособность», «ограниченная дееспособность».

5. Медицинский и юридический критерии недееспособности.

6. Вопросы, решаемые судебно-психиатрической экспертизой в гражданском процессе.

Видео (кликните для воспроизведения).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источники


  1. Баскакова, М. А. Толковый юридический словарь бизнесмена (англо-русский, русско-английский) / М.А. Баскакова. — М.: Контракт, 2007. — 560 c.

  2. Васильева, Вера Как судили Алексея Пичугина. Судебный репортаж / Вера Васильева. — М.: Human Rights Publishers, 2013. — 621 c.

  3. Грудцына, Л. Ю. Адвокатское право / Л.Ю. Грудцына. — М.: Деловой двор, 2014. — 320 c.
  4. Тимофеева А. А. История государства и права России; Флинта, МПСИ — Москва, 2009. — 152 c.
  5. Конституционный судебный процесс / ред. М.С. Саликов. — М.: Норма, 2015. — 416 c.
Судебно-психиатрическая экспертиза в уголовном процессе
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here