нарушение права собственности

Важные материалы в статье на тему: "нарушение права собственности" с источниками и комментариями. Если в процессе прочтения возникли вопросы, вы всегда можете задать их дежурному специалисту.

Статья 304 ГК РФ. Защита прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения (действующая редакция)

Собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 304 ГК РФ

1. Комментируемая статья устанавливает право собственника требовать устранения нарушений его права, не связанных с лишением владения, т.е. право на негаторный иск. Негаторный иск неприменим, если нарушения допускаются лицом, с которым собственник состоит в договорных отношениях: в таких случаях предъявляется требование, вытекающее из нарушения договора (например, п. 2 Обзора судебной практики по некоторым вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 N 153)).

2. Иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению при соблюдении, если истец докажет:

— что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором;

— факт нарушения действиями ответчика, не связанными с лишением владения, права собственности или законного владения;

— действия ответчика неправомерны.

Для предъявления такого иска не требуется, чтобы нарушение прав имело место, он может быть заявлен и при наличии реальной угрозы нарушения права собственности или законного владения со стороны ответчика. Это обстоятельство также доказывает лицо, требующее защиты.

Результатом удовлетворения негаторного иска может быть запрет ответчику совершать определенные действия либо возложение на него обязанности устранить последствия нарушения права истца.

В силу ст. 208 ГК исковая давность не распространяется на требование собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения. В этой связи длительность нарушения права не препятствует удовлетворению этого требования судом. Особенности рассмотрения споров об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, разъясняются в п. п. 45 — 49 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

Читайте так же:  смена фамилии после замужества через госуслуги

О нарушениях права в делах о признании права собственности //Судебная практика по делам о признании права собственности

Статья 3 ГПК РФ и, соответственно, ст. 4 АПК РФ гарантирует право заинтересованного лица в порядке, установленном законодательством, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. По аналогии с правонарушением нарушение права можно рассматривать как противоправное действие/бездействие, посягающее на права и интересы иного лица.

Такое определение нарушения права позволяет определить круг обстоятельств, подлежащих доказыванию, при защите права собственности посредством его признания. Равным образом, невозможность реализации права собственности является ключевым обстоятельством, подлежащим доказыванию, в такой категории дел по ст.304 ГК РФ.

Статья 304 ГК РФ и корреспондирующее разъяснение п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" устанавливает стандарт доказывания в случаях нарушения права при признании права собственности, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Руководствуясь содержанием ст. 38 ГПК РФ, ст. 44 АПК РФ, ст. 304 ГК РФ и согласно п. 45 Постановления иск о признании права собственности на объект недвижимости, если оно не выбывало из владения истца, по своей сути может быть эквивалентно требованию собственника об устранении нарушений его права ответчиком, не связанных с лишением владения. В связи с этим, требования истца направлены на признание права собственности на объект недвижимости.

В связи с этим, по смыслу абз.3 п. 45 указанного Постановления суд обязан установить наличие реальной угрозы нарушения права собственности истца или законного владения со стороны ответчика. Такого рода доказательная база должна обладать признаками, позволяющими с достаточной степенью вероятности установить противоправные действия ответчика, не позволяющие истцу реализовать право распоряжения и пользования, к примеру, объектом недвижимости.

В категории дел о признании права собственности ст. 304 ГК РФ судебная практика основывается на доказательствах, полученных посредством судебной экспертизы, доказательств, свидетельствующих о нарушении права истца, и т.д.

а) назначение судебной экспертизы,

В силу ст. ст. 71 ГПК РФ, ст.75 АПК РФ. 79 ГПК РФ, 82 АПК РФ судебная экспертиза как один из источников письменных доказательств назначается при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла. В делах, связанных с объектами недвижимости, при проведении экспертизы огромное значение имеет установление безопасности для жизни и здоровья людей, специфических обстоятельств (назначение, технические характеристики и т.д. объекта недвижимости).

Читайте так же:  заявление о фальсификации доказательств в арбитражном процессе

Анализ судебных актов Верховного суда Российской Федерации в отношении роли экспертизы в случае ст. 304 ГК РФ свидетельствует о том, что с одной стороны, судом презюмируется необходимость истцу заявлять экспертизу на стадии рассмотрения в первой инстанции (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 8 апреля 2016 г. по делу № А32-25579/2014, Определение от 2 апреля 2018 г. по делу № А13-17186/2015).

С другой стороны, непроведение экспертизы не является для судебной коллегии основанием для пересмотра принятых ранее судебных постановлений (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 21 февраля 2018 г. по делу № А51-22037/2016, Определение Верховного Суда Российской Федерации от 7 февраля 2018 г. по делу № А07-22021/2016, Определение Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2016 г. по делу № А65-19704/2015).

Видео (кликните для воспроизведения).

Вместе с этим, судебная колегия отмечает, что в случае, если суд первой инстанции, отклоняет ходатайство о проведении судебной экспертизы, ввиду отсутствия необходимости, то суд первой инстанции по существу лишает сторону возможности реализовать принадлежащие ему процессуальные права и обязанности по доказыванию обстоятельств, имеющих существенное значение для разрешения данного спора (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 27 марта 2018 г. по делу № А63-12005/2016, Определение Верховного Суда Российской Федерации от 12 октября 2015 г. по делу № А60-25477/2013).

При этом, отдельного упоминания требует процессуальное значение заключений экспертизы, полученных вне судебного процесса. Можно предположить, что их процессуальное значение состоит в том, что они обеспечивают первичные основания для предъявления исковых требований и оцениваются судом только в рамках ст. 56 ГПК РФ, 65 АПК РФ. А доказательный вес приобретается экспертизой, проведенной в рамках судебного процесса (ст. 171 ГПК РФ).

б) доказательства, свидетельствующие о нарушении права истца

Согласно ст. 71 ГПК РФ, ст.75 АПК РФ, к таким доказательствам могут относиться и письменные доказательства в виде решений органов государственной и местной власти относительно невозможности реализации либо восстановления нарушенных прав заявителей (например, письмо администрации об отказе в выдаче распоряжения о присвоении адреса, отказ Управления Федеральной службы государственной регистрации, в регистрации договора аренды и т.д.),

Читайте так же:  гарантирующий поставщик электроэнергии

Следует отметить, что при защите права посредством признания права собственности в судебном порядке, может показаться, что присутствует некая схожесть с административным иском, предъявляемым в связи с оспариванием действий (бездействия) / ненормативных правовых актов должностного лица, органов государственной власти.

Однако, их отличает, во-первых, основания для предъявления требований, во-вторых, правовые последствия для истца («правовой результат»). В случае заявления требований о признании права собственности присутствует спор о праве, а акцент защиты права переносится на сам объект недвижимости, в отношении которого нарушаются права истца в части распоряжения и пользование им, либо же на констатации факта принадлежности истцу права собственности на объект недвижимости перед другими лицами при данных условиях.

Когда идет речь об обжаловании в порядке административного судопроизводства, то у истца имеются основания полагать, что в отношении него ответчиком нарушены или оспорены его права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на него незаконно возложены какие-либо обязанности (ст. 218 КАС РФ).

Между тем, в судебной практике такая кажущаяся схожесть материализуется в виде проблемы выбора надлежащего способа защиты права, разрешение которой при рассмотрении дела нуждается в дополнительных доказательствах и аргументах.

в) иные способы доказывания нарушения права

В судебной практике Верховного Суда Российской Федерации иные способы доказывания нарушения права, в первую очередь, связаны с исследованием оснований возникновения права у истца на обращение в суд, например наличия права собственности на предмет спора (Определение от 22 января 2018 г. по делу № А60-60954/2016, Определение от 26 декабря 2016 г. по делу № А35-8054/2015), существенных признаков предмета спора (Определение от 22 февраля 2018 г. по делу № А41-10327/2016).

Реальная судебная практика нередко показывает, что в некоторых обстоятельствах невозможно задавать единый стандарт доказывания, а нужно исходить из фактических обстоятельств дела. Вместе с этим, ориентиры доказывания, в частности при рассмотрении споров о признании права собственности, закрепленные не только в постановлениях Пленума, но и в тематических разделах ГК (как источнике материального права, общего для большинства процессуальных кодексов), должны присутствовать.

Читайте так же:  как проверить правильность заполнения 6 ндфл

КС разъяснил, когда нельзя истребовать имущество от добросовестного приобретателя

Конституционный суд РФ огласил постановление по делу о проверке на соответствие Основному закону страны нормы Гражданского кодекса РФ об истребовании имущества от добросовестного приобретателя. Заявитель проиграл виндикационный иск, связанный с покупкой находящейся в совместной собственности бывших супругов квартиры.

Согласно судебным материалам, Владимир Гуков почти двадцать лет являлся титульным собственником квартиры в Ангарске. В августе 2015 года, через два месяца после развода, он без согласования с экс-супругой продал жилище своему родственнику. Спустя год у квартиры опять сменился владелец. По договору купли-продажи им стал Евгений Мокеев. В 2018 году бывшая супруга Гукова в суде добилась раздела совместно нажитого имущества и признания сделки по продаже квартиры ее бывшим мужем недействительной. Женщина дождалась, пока решение вступит в законную силу, и подала уже к Мокееву виндикационный иск. В 2019 году суд пошел ей навстречу и истребовал у Мокеева ½ долю спорной квартиры, а также исключил из ЕГРН запись о нем как о собственнике жилья. Доводы ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, а трехлетний срок исковой давности истек, были отклонены. Апелляционная и кассационная инстанции оставили решение в силе.

В своей жалобе в КС Мокеев указал, что лишился ½ доли единственного жилья в результате применения судами п. 1 ст. 302 ГК РФ. При этом сделка купли-продажи между ним и родственником Гукова не признана недействительной. По мнению заявителя, данное правовое регулирование не гарантирует защиту прав собственности тем, кто действовал осмотрительно и разумно при заключении договора купли-продажи и не мог знать об отсутствии полномочия на распоряжение жилым помещением, поскольку это будет установлено на основании судебного решения значительно позднее, и, кроме того, лишает его даже компенсации. Мокеев указал, что оспариваемая норма на практике становится основанием для истребования от законного титульного владельца (добросовестного приобретателя) доли жилого помещения, находящегося у него на праве собственности, и потому противоречит Конституции РФ.

Позиция КС (в изложении пресс-службы суда) свелась к следующему. Имущество признается совместной собственностью супругов независимо от того, на чье имя из них оно приобретено, — сведения в ЕГРН могут не содержать информации об общей совместной собственности. Таким образом, факт внесения в этот реестр записи с указанием одного из супругов не отменяет законного режима имущества, и оба супруга являются его собственниками.

Читайте так же:  как выглядит зеленка на дом

Разумное и осмотрительное поведение добросовестного приобретателя, полагающегося на сведения ЕГРН, не предполагает выяснения им судьбы этого имущества. Иное возлагало бы на покупателей недвижимости все риски, связанные с признанием недействительными сделок, совершенных третьими лицами, и тем самым подрывало бы доверие граждан к государственной регистрации недвижимости.

Вместе с тем, как указал КС, бывший супруг, сведений о котором не имеется в реестре, должен сам контролировать сохранение за собой права на имущество и позаботиться о его своевременном разделе или хотя бы о внесении указания о себе как о сособственнике в запись о регистрации права. В отсутствие же таких действий недопустимо возложение неблагоприятных последствий совершения сделки на добросовестных участников гражданского оборота.

Обстоятельства дела могут свидетельствовать о незаинтересованности бывшего супруга судьбой своего имущества или означать, что данное лицо полагалось на осуществление правомочий бывшим супругом.

Допускается, что отчужденное спорное имущество не может считаться выбывшим из владения сособственника, не участвовавшего в сделке, помимо его воли. При этом права такого бывшего супруга могут быть защищены путем предъявления требований к другому супругу. Но гражданин, приобретший жилое помещение у третьего лица, обладает меньшими возможностями по оценке рисков, чем бывший супруг — участник общей совместной собственности. Таким образом, не подлежит удовлетворению иск бывшего супруга, который не принял меры по оформлению своего права собственности, но добился признания сделки о ее продаже недействительной, предъявленный к добросовестному приобретателю, полагавшемуся на данные ЕГРН и ставшему собственником законно. Иное нарушало бы баланс прав и интересов всех участников гражданского оборота, отметил КС.

КС пришел к выводу, что в данном истолковании оспариваемая норма не противоречит Конституции РФ и не предполагает истребования жилого помещения в делах, аналогичных рассмотренному.

Видео (кликните для воспроизведения).

Кроме того, КС указал, что законодатель вправе внести изменения в правовое регулирование отношений, связанных с государственной регистрацией прав на имущество, находящееся в совместной собственности бывших супругов.

нарушение права собственности
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here